Погода в Чишмах:
7, 9 ° C 6 - 8 м\с C
Подпишитесь на «РОДНИК ПЛЮС», «ЧИШМЭ», «ЙЭЙГОР» и получите в редакции СПЕЦИАЛЬНУЮ НАКЛЕЙКУ, которую нужно наклеить на заднее стекло своего авто. РОЗЫГРЫШ ПОДАРКОВ ДЛЯ АВТОЛЮБИТЕЛЕЙ – 1 ИЮНЯ, имена победителей будут опубликованы 5 ИЮНЯ       *       Подпишитесь на газеты «Родник плюс» или «Чишмэ» и «Йэйгор», позвоните по тел. 8 (34797) 2-33-67. Каждый пятый получит месячный абонемент в бассейн или тренажерный зал спортивно-оздоровительного комплекса       *       
 
Метеостанция: мёрзнем в пределах нормы

 

Розалия ВАЛЕЕВА

Чтобы узнать, как наблюдают за перезимовкой культур, мы отправились в Чишминскую агрометеостанцию. Едем прямо к полям Башкирского селекционного центра. Здесь неподалеку от метеостанции – модульного здания из трех кабинетов, наподобие тех, в которых живут нефтяники на месторождениях, – находятся поля НИИ сельского хозяйства. Рядом – площадка для наблюдений.

– Мы недавно сюда переехали, работаем в таких комфортных условиях первые месяцы, – встречают нас дежурные по метеостанции техник-метеоролог Наталья Петрова и агрометеоролог Елена Петрова. – Сейчас все покажем.

В небольшой метеостанции (в Чишмах ее открыли 105 лет назад) – почти все современное. На столе прибор анеморумбометр, он показывает угол и скорость ветра. Сегодня: 7–8 метров в секунду, ветер с юга. На стене – часы, которые показывают время по Гринвичу. Там же старинный, еще в деревянном футляре, барограф показывает атмосферное давление. Давление росло, на момент нашего приезда было 966 мм ртутного столба – метеорологи ждали снег (следующей ночью он действительно выпал).

Здесь также наблюдают за величиной промерзания почвы, температурой в узле кущения, высотой снега, запасами воды в снеге. Также проращивают монолиты почвы с полей. Их выдалбливают и в лаборатории укладывают в деревянный ящик, двое суток держат в темном месте, а потом выставляют на свет, поливают водой, чтобы растения, которые остались в живых, пришли в себя. И оценивают их состояние.

– По нашим наблюдениям, перезимовка проходит удовлетворительно, гибель посевов на нашем поле около пяти процентов, – говорит Е. Петрова. – Промерзание почвы, по данным на 15 февраля, – 75 см, средняя высота снега
14 см, наибольшая – 20 см, наименьшая – 8 см. Температура на уровне узла кущения – около минус 3–5 градусов, но в отдельные дни опускалась и до минус 12.

За забором – поле для наблюдений за снегом и посевами. Там селекцентр посадил тритикале (каждый год культуры разные). На площадке в метрах двадцати от окна метеоролога установлены датчики, которые передают параметры сразу в компьютер. На всех метеостанциях установлены автоматизированные метеорологические комплексы. Специальная программа шифрует показатели в числовой код и отправляет в Уфу, а оттуда в центр. Но этот автоматический прибор не может выявить облачность и различные метеоявления, их метеоролог сам добавляет в телеграмму. В главном вычислительном центре компьютеры занимаются раскодировкой информации, поступающей с метеостанций, и формируют синоптические карты, которые передаются в течение получаса после того, как поступила информация, обратно по региональным гидрометцентрам. А по этим синоптическим картам в регионе и прогнозируется погода.

– На метеостанцию я пришла после школы, в 1978 году, – рассказывает Н. Петрова. – Заочно поступила в гидрометтехникум. Начинала техником-метеорологом и с 1989 года была начальником станции. Раньше был штат метеостанции 11 человек! И работы было больше. Сейчас по двое дежурим. Вышла два года назад на пенсию и решила дома не отсиживаться – вернулась снова техником-метеорологом. Силы пока есть. Что сама знаю – рассказываю, объясняю молодым.

– Для того чтобы работать метеорологом и каждый день вносить одни и те же цифры, должна быть какая-то особая усидчивость?

– Не совсем так. Погода же каждый день меняется, – отвечают мои собеседницы. – Допустим, сегодня надо знать, какие облака поставить – это все должен оценить техник-метеоролог. Какой у облаков ярус? Верхний, средний или нижний? Какие осадки, какие явления наблюдаются. Надо много знать. Над метеорологами много смеются, знаем мы все эти анекдоты типа, что должно быть в прогнозе, мы скажем завтра, и так далее. Наука сложная. Мы передаем явления, а как они могут обернуться… Раньше погода была как-то более предсказуемая.

Выходим на площадку для наблюдений. Вот на снегу лежат те самые датчики – стержни с проводами, которые уходят в автоматизированный комплекс, а оттуда – на компьютер метеоролога. Вот гелиограф – он показывает, как светит солнце: сквозь круг-лый стеклянный шар свет преломляется и, как лупой, выжигает на миллиметровой ленте след. Зимой бывают дни, когда следа совсем не остается, когда светило прячется за плотными облаками.

– Посмотрите, облака над нами среднего яруса, это альтастратусы, – как бы между делом сообщает Наталья Анатольевна и подводит нас к стойке с гелиографом, чтобы посмотреть интенсивность свечения. – Сейчас световой день длится уже девять часов. А здесь мы замеряем температуру на глубинах.

Она достает из труб, которые вбиты в землю, термометры. Всего их пять, и они располагаются на разной глубине. Самый глубокий – 3 метра 20 сантиметров. Он для строителей, чтобы знать, насколько промерзает фундамент. Сейчас там температура около трех-шести градусов.

На площадке есть и гололедный станок, чтобы наблюдать за изморозевыми явлениями. Тут же ведра, в котором собирают осадки для химического анализа. Ее здесь ежедневно проверяют на кислотность, и часть всех выпавших осадков раз в месяц отправляют в уфимскую лабораторию.

– И как вода, что падает с неба?

– Все в порядке.

Агрометеоролог Елена показала, как определяют промерзание почвы. В земле находится резиновая прозрачная трубка с делениями, она заполнена дистиллированной водой. Специально для нас достали ее и показали, что на 75 см от поверхности земли в ней лед.

Дует холодный ветер, несмотря на всеобщее ожидание весеннего тепла, – март на дворе.

– У природы март – зимний месяц, весну стоит ждать только к его концу, – говорит Наталья Анатольевна. – В целом наша метеостанция находится в благоприятном районе, особо опасные явления нас обходят стороной. Да, в Чишмах наблюдали шквал 20–25 метров в секунду, он длился пять-семь минут. Смерчей и ураганов не было. Даже метели бывают у нас редко. Ухудшение видимости фиксируем по специальным объектам и, если замечаем, отправляем телеграмму. Летом в последние годы частенько наблюдается мгла. Сильной изморози и гололеда тоже почти не бывает.

– В целом по Башкортостану посевы перезимовали удовлетворительно, – успокоила начальник отдела агрометеорологии Башгидромета Эльвира Зарипова. – Высота снежного покрова в большинстве районов Башкортостана составила от двух до десяти сантиметров. Посевы частично вымерзли на полях Архангельского, Чишминского, Альшеевского, Стерлитамакского и Мелеузовского районов, словом, по югу лесостепной зоны. За зиму мы дважды проводим отращивание монолитов почвы. По данным от 25 января, пробы показали гибель 14,6% посевов. Это в пределах нормы.

– Весна, по прогнозам, будет ранней, – обнадежила Эльвира Зарипова. – И март на пару градусов будет теплее, чем в прошлом году. Аграриям мы рекомендуем готовится к раннему началу полевых работ еще и потому, чтобы воспользоваться небольшими запасами влаги (в этом году наблюдается ее дефицит) – чтобы растения набирали силу во влажной почве. Уточненный прогноз на весну и лето сообщат 23 марта – его пришлют из центрального Гидрометцентра, который находится в Обнинске.