Погода в Чишмах:
25, 27 ° C 2 - 4 м\с ЮЗ
Подписная кампания на II полугодие 2017 года в разгаре! Вызвать курьера для оформления подписки можно на дом или на работу. Тел. 8 (34797) 2-33-63       *       
 
Летит на скакуне Чапаев!..

Асхат Билалов

В 2005 году в издательстве «Корвет» вышла книга правнучки Василия Чапаева Евгении Чапаевой «Мой неизвестный Чапаев». Предлагаю вниманию читателей газеты «Родник плюс» отрывки из нее.
«Значение железнодорожного узла Чишмы ясно понимали обе противоборствующие стороны. Исход схватки решался не только лобовым ударом чапаевских полков в вилке сходящихся тут железных дорог, но и действиями 74-й бригады. Только с занятием окружающего района можно было создать препятствие для подброски подкреплений колчаковским частям, оборонявшим непосредственно Чишмы. И, следовательно, разбить их смелым штурмом. Такую цель и преследовал Чапаев, отдавая приказ 26 мая 1919 года с четко определенными задачами для каждой части.
Сам же Василий Иванович в те дни находился с Интернациональным полком. Кстати, когда его спрашивали красноармейцы, почему он редко ходит с «интернационалистами», Чапаев отвечал: «Языков не знаю...». Но на этот раз многоязычье не смущало Василия Ивановича. Он «открыл», что в бою взаимопонимание  достигается не словами, а особым чувством
войскового товарищества, неким единством цели, и теперь хотел проверить себя и полк.
Прибытия начдива в полку словно ждали. Распоряжения на зав-трашний бой командир полка Сергей Мальцев, оказывается, уже отдал батальонным до приезда Чапаева. Сейчас он крат-ко изложил их начдиву и посмотрел на часы, будто говоря: осталось недолго.
Затемно роты подошли по возможности ближе к вражеским окопам. И когда светлое пятно, появившееся на горизонте, стало шириться, а со стороны реки окатилась вдоль красноармейской цепи приглушенная команда «Изготовиться!», зашевелились серые фигуры, зашуршали брюхом по траве. В стороне протарахтели артиллерийские упряжки – это Андрей Семиглазов, отчаянная голова, выводил свою батарею на новую позицию, чтобы бить колчаковцев прямой наводкой.
– Перебежка! – слышит Чапаев звонкий голос командира полка Мальцева и видит, как отрываются от земли одна, другая, третья группы. Какая-то невидимая сила объединила их всех в боевую семью, почти как кровных братьев.
Момент общей атаки еще не созрел, а смерть уже заглядывала в глаза. Живой поток покатился навстречу пулям, штыкам, снарядам. В гуще атакующих летит на скакуне Чапаев, и лишь одно его присутствие действует лучше всякой команды. Как последнюю свою надежду, бросает неприятель в бой броневые машины. Но мужество бойцов покрепче металла. Интернационалисты гранатами останавливают броневики, окружают их, прикладами стучат по стенкам: «Выходи! Сдавайся!». А сами то и дело поглядывают в сторону скачущего начдива: видит ли Чапаев, что они тут сцапали? Недолог был бой, зато победа – существенна.
А в это время комбриг Кутяков с двумя своими полками – Разинским и Домашкин-
ским – атаковал противника, оборонявшего Чишмы. Лишенные поддержки колчаковцы не могли сдержать натиска. Началось поспешное бегство. Но только первым эшелонам удалось прорваться к Уфе…»