«Спрыгнуть» с иглы не сумел...

Светлана Иванова

Зовут меня Светлана Андреевна. Я хочу рассказать о своем сыне Сергее. Сыне-наркомане.
Нашу семью можно назвать интеллигентной. Я и его отец служили в солидных организациях, о единственном сыне всегда заботились, любили и желали ему  самого хорошего. Учили всему, хотели, чтобы вырос добрым человеком. Нам казалось, что у нас получается.
В семь лет сын пошел в первый класс, и появились первые успехи в учебе и спорте. Но в 10 лет мы «застукали» его с сигаретой. Позже он связался с плохой компанией и научился всему нехорошему. В 15 лет Сергей уже был токсикоманом и употреблял наркотики: нюхал клей, курил анашу.
– Моя совесть уже не обличает меня, – поделился он как-то со своим другом в порыве откровенности. – С каждым годом я становлюсь все более злым и коварным человеком. Мой разум стал быстр на зло. Я начал воровать, грабить, обманывать.
На тяжелый наркотик – опиум – он «подсел» через год. Вскоре его поймали на квартирной краже. Приговор был мягким, сын получил год условно.
Мы пытались бороться с зависимостью, пытались. Дорогостоящие врачи и клиники, психотерапевты… Каждый раз Сергей утверждал, что «спрыгнул». Но начинал снова. Ничего не помогало. Даже в армии он протянул лишь полгода и снова начал колоться.
За пятнадцать лет он проколол все свое здоровье. У него стали отказывать почки и останавливаться сердце. На наркотики он тратил все свое здоровье, все деньги, все силы, все свое время.
В семье постоянно происходили ссоры, вплоть до того, что отец выгонял его из дома или сын уходил сам. Возвращался снова и уносил из квартиры деньги или то, что можно было продать: аппаратуру, золото… В конце концов не выдержал муж и ушел сам. Чтобы не видеть деградации сына.
За 15 лет наркотической зависимости мы пытались избавиться от наркотиков раз десять. Продержались как-то раз целых 11 месяцев. Но все это оказалось тщетно: в прошлом году Сергей покинул этот мир.
Думаете, я рассказываю вам это все, чтобы меня пожалели? Нет. Жалость мне не нужна. Я хочу, чтобы как можно больше людей узнали мою историю, чтобы она не повторялась. Достучусь до одного, который не повторит ошибок сына, – значит, не зря разворошила свое горе.