Два друга

Виктор Пронин

 

Жили два закадычных друга в одном поселке – Марат и Серега. Дружили они с детсадовского возраста, и до такой степени сдружились, что не могли прожить друг без друга ни одной минуты. Где бы и когда бы ни возникала дружеская компания, эти два друга непременно были там и непременно вдвоем. Постоянно девушки, музыка, обильный стол, пиво, вино, водка сопровождали их.

Но всему наступает конец, как сказал Соломон Мудрый. Встретил Серега свою вторую половину... и женился. На какое-то время исчезли они из поля зрения друг друга – семья требует жертв. Но прошел медовый месяц, и стали они чувствовать, что чего-то  в их жизни не хватает. Нет, так сказать, изюминки.

В один из выходных дней Серега со своей новоиспеченной женой Надей занимались небольшим ремонтом – клеили обои. Кто клеил обои, наверное, знает, какая это занудная, утомительная работа. Кроме того, обои нужно клеить в глухо закрытом помещении при постоянной температуре, иначе вся работа насмарку. Обои могут отклеиться, под ними могут появиться пузыри. А в такой обстановке даже самые спокойные и стойкие индивидуумы срывались. Это точно. Проверено неоднократно. Вот и в этот раз, когда работа была в самом разгаре, нервы у Сереги не выдержали. Постоянные командные нотки жены в виде: «Ты неправильно держишь обои. Ты не так их обрезал. Надо было сначала сделать то-то и то-то. Держи прямо. Прикладывай край ровно. Чего стоишь! И так далее, и тому подобное. Короче, Серега весь накалился, как металл в доменной печи, и снаружи, и изнутри. Выразил свое недовольство трехэтажными непечатными выражениями, плюнул, бросил тряпку, которая в это время была у него в руках, на пол. Сказал жене, насупившись, что он очень устал и ему нужен небольшой отдых, часа на два-три.

– Иначе, – добавил он, – я что-нибудь сделаю.

Жена, зная его и поняв, что слишком много наговорила, с ним согласилась, сказав: «Хорошо, ты отдохни, а я схожу к маме. Нужно решить некоторые вопросы». На том и разошлись. Жена ушла к маме, а Серега, покурив, подумал: «Чего же мне сидеть здесь в этой душной комнате. Пойду-ка я прогуляюсь по поселку, подышу свежим, морозным воздухом». Быстро одевшись, он вышел на улицу. Как только он очутился на улице, он сразу вспомнил про ту изюминку, которая пришла ему на ум утром. Он позвонил по мобильному телефону Марату. Взяв трубку, Марат был так взволнован, что чуть не захлебнулся от нахлынувших на него чувств. «Серега! Друг! Как дела? Где ты? Как ты?». Вопросам не было конца. «Ты знаешь, сегодня день рождения у Алки З. Помнишь такую? Она звонила. Просила меня организовать стол. Намерена прийти с подругой. Их двое, я один. Приходи, Серега, хоть на полчасика-час. Не пожалеешь. Ведь Алка когда-то от тебя была без ума». Серега думал недолго. «Пока жена будет у мамы, а будет она у нее часа два-три, это точно, я немного расслаблюсь». Через пятнадцать минут он был уже у Марата. Компания уже сидела за столом и при появлении Сереги реагировала бурной реакцией в виде нечеловеческих криков, визгов и прыжков. Пошли тосты за виновницу торжества, за благородного хозяина, а потом каждый придумывал тост сам. Без тоста и пить как-то неудобно. В самый разгар праздника, а надо сказать, что Серега совсем забыл о времени, на которое он рассчитывал, вдруг раздался нетерпеливый звонок в дверь. Все замерли с рюмками в руках. Серега сразу все вспомнил. Он молча  кивком головы спросил у Марата, ждал ли тот еще кого, и в ответ получил отрицательное мотание головы из стороны в сторону. Серега, как футболист Аршавин после забитого в ворота мяча, приставил указательный палец к губам, тихо надел свою одежду и вышел на балкон. А надо сказать, что квартира Марата находилась на пятом этаже кирпичного здания. Выглядывая с балкона через стекло, Серега дал команду Марату на открытие двери квартиры. Подойдя к двери, Марат спросил: «А кого там еще черти принесли?» В ответ он услышал: «Марат, это Надя. Открой, мне нужно у тебя кое-что спросить».  Марат сделал знак Сереге рукой, как народ Колизея показывает победителю гладиатору большой палец вниз, и стал потихоньку, не торопясь, как будто дверь была закрыта, по крайней мере, на три-четыре замка, эти замки открывать.

Серега знал, что рядом с балконом Марата проходит водосточная труба. Он, рискуя сорваться вниз с высоты пятиэтажного здания, обхватил эту трубу руками и стал потихоньку спускаться. Так спускаются по тревоге пожарные. Серега как раз и работал в этой службе, так что навыки эти у него отрабатывались и во время настоящих тревог, и во время тревог тренировочных.

Тем временем Марат открыл дверь. Женщина, назвавшаяся Надей, бесцеремонно отодвинув Марата рукой в сторону, зашла в квартиру. Но увидев за столом неизвестных ей людей и, возможно, не найдя среди них того, кого она хотела найти, остановилась в нерешительности. Нерешительность длилась недолго. «Раз зашла, нужно что-то делать», – мелькнуло у нее в голове. Она окинула стол своим взглядом и счастливая улыбка промелькнула у нее на лице. «Марат, а почему у тебя на столе лишняя рюмка?». «Ты знаешь, Надя, мы поминаем друга, который погиб в Афгане, под Кандагаром». При этом Марат демонстративно положил на стоявшую на столе полную рюмку водки кусочек хлеба. «А почему у тебя в квартире две женщины?».

– Какое твое дело, – сказал Марат, – сколько хочу, столько женщин и приглашаю. «Что же делать? Надо же осмотреть и ванну, и туалет, и на балкон надо бы взглянуть», – подумала Надя. «Можно я в туалет зайду?», – спросила она Марата. «Зайди, мне не жалко», – ответил Марат. Надя быстро сходила в туалет, затем, как бы для того, чтобы помыть руки, – в ванную комнату. Вытирая руки полотенцем, она, как бы задумавшись, прошла мимо балконной двери и заметила, что дверь на балкон недавно открывали и закрыли неплотно. «Что ж ты балконную дверь не закрываешь?», – спросила она. Открыла дверь балкона, как бы намереваясь ее сильнее прихлопнуть, и тут увидела, что на поверхности балконного пола, на которую недавно выпал снег, имеются следы человека, уходящие к боковой части балкона. «А почему на балконе следы человека?», – спросила она. «Я мясо доставал, которое у меня там хранится. В морозильнике нет места», – ответил Марат. Наде ничего больше не оставалось, как ретироваться. Выйдя из дома, она тут же попала под атаку своего мужа, который в выражениях, не терпящих возражений, с применением нецензурных, непечатных слов, стал ее отчитывать. Серега стал намекать Наде на то, что она когда-то была неравнодушна к Марату, и сейчас, когда не прошло и месяца со дня их свадьбы, она опять околачивается около его дома. «На ком я женился? На женщине, которая готова в любую свободную минуту уйти к другому мужчине?». Остановить его и успокоить было невозможно. Надя почувствовала себя до такой степени виноватой, что стала извиняться, говоря, что она, не найдя его дома, подумала, что он находится у Марата, ведь они как-никак закадычные друзья. «Ты меня еще и перед людьми позоришь. Как тебе не стыдно?», – сказал он. Виновато опустив голову, Надя взяла Серегу под руку, и они, все еще пререкаясь, пошли в сторону своего дома.