Как «громили» Сабирзяна Кунакбаева

Алексей Дмитриев

 

С представителями районного совета ветеранов, которые собирают материалы о наших земляках- чишминцах, награжденных за особые заслуги перед Родиной Золотой звездой Героя Советского Союза, Социалистического Труда и Героя России, мы побывали в музее Героя Социалистического Труда С. Кунакбаева.

С помощью его незаменимой помощницы, соратницы и последовательницы, кандидата сельскохозяйственных наук Нины Лещенко, среди многочисленных экспонатов музея обнаружили пожелтевшую от времени, выцветшую местами вырезку из газеты «Советская Башкирия» под заголовком «Как «громили» Сабира Кунакбаева». В статье упоминалось о периоде конца тридцатых годов минувшего столетия, когда главой Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук  стал академик Лысенко, которого поддерживало тогдашнее руководство страны и лично Сталин.

Лысенковщина, как известно, нанесла немалый вред селекции и биологической науке. Кунакбаев, как приверженец классической генетики растений, не мог согласиться с методами и рекомендациями Лысенко и его команды. Проверяя и перепроверяя эти рекомендации, он все более убеждался, что их применение не приносит пользы селекционной работе. Не было эффекта и от разрекламированных Лысенко приемов яровизации, которые  якобы  способны за два года повысить урожаи зерна. Многие агрономы, опасаясь репрессий, под давлением сверху искусственно «повышали» урожаи, но Кунакбаев на сговор с совестью не шел.

После августовской 1948 года сессии ВАСХНИЛ начались чистки рядов биологов. 22 сентября в Чишмы приехала комиссия, чтобы разобраться с состоянием селекции и выполнением рекомендаций Лысенко. На расширенном заседании научно-технического совета был заслушан доклад С. А. Кунакбаева и, как было заранее спланировано, с «правильных материалистических позиций» дана принципиальная оценка происходящему в Чишмах. В опубликованной затем газетной статье «Плоды антимичуринской практики селекционной работы» было отмечено: «селекционеры Чишминской станции, игнорируя революционное мичуринское учение, действовали методами биологов-идеалистов Вейсмана, Моргана, занимались бесплодными экспериментами».

После таких выводов комиссии и разгромной статьи Кунакбаев в те годы запросто мог бы, как говорил один из героев фильма «Тени исчезают в полдень», «загреметь под фанфары». Однако время все расставило по своим местам. Методы Лысенко были осуждены, на смену им пришло учение Вавилова, именем которого стал называться Всесоюзный институт растениеводства. Кунакбаеву стало легче работать, на практике применять все свои знания и опыт. О людях науки он говорил так: «Селекционер должен обладать достаточной силой воли, хорошим запасом теоретических знаний, незаурядной памятью, аналитическим умом и, главное – много и увлеченно трудиться». И свои слова подтверждал делом, безграничной преданностью аграрной науке. Герой Социалистического Труда, заслуженный агроном РСФСР, лауреат премии Совета Министров СССР, кавалер многих других наград Сабирзян Абдуллович продолжал свое любимое дело на благо науки до преклонных лет, передавая свой богатый опыт тогдашнему поколению ученых. Им издано много научных трудов, написана книга воспоминаний. Имя знаменитого ученого помнят и будут помнить все, кто знал этого неугомонного человека, так много сделавшего для отечественной сельскохозяйственной науки и биологии.