Доброта души осталась в памяти

Время и люди


Асхат Билалов

Во время Великой Отечественной войны в Сафаровской школе располагался детский дом. Сюда попали и братья Михайловы, эвакуированные из осажденного Ленинграда, где они жили на набережной реки Фонтанка.
Мать отправила их к своей сестре в Уфу, откуда сама была родом, но мальчишки каким-то образом оказались не у родственницы, а в приюте. Старшему Пете тогда было четыре года, младшему Мише – всего два. Отец ушел на фронт, а мать осталась работать на оборонном заводе.
Михайловы в детском доме были младше всех.  Случалось, что старшие обижали их и отбирали у них хлеб. Маленькие белобрысые мальчишки ходили по деревне, держась за руки, и останавливались у каждой открытой калитки. Стояли возле ворот в ожидании кого-нибудь из хозяев. Так как летом многие женщины были на работе, мало кто выходил им навстречу. Но однажды им повезло: в дверях старенького домика с соломенной крышей показалась маленькая женщина. Увидев чумазых, худющих ребят с протянутой рукой, она побежала в дом,  вынесла два небольших куска хлеба и подала их детям, да еще погладила их по головкам.
На следующий день малыши опять появились у ворот тети, угостившей их хлебом. Им повезло и на этот раз: женщина снова их накормила хлебом. Потом они зачастили сюда. Хозяйка дома, а ее звали Фатима, жила с маленькой дочерью и свекровью, а ее муж был на фронте. Она никогда не отказывала в еде этим двум мальчишкам, хотя сама не доедала.
Через некоторое время мать разыскала сыновей и забрала их в Уфу. После
войны за ними приехал отец,  и семья вернулась в родной город  Ленинград. Спустя много лет, в середине восьмидесятых, когда Петр Михайлов работал в Башкирском управлении геологии и много ездил с экспедициями, он как-то поведал своему водителю Фанузу о голодном  военном детстве и о той доброй тете из Сафарово. И надо же такому случиться: оказалось, что водитель родом из этого села и знает ту женщину. Подобрав удобный случай, накупив гостинцев, Петр Николаевич вместе с водителем поехал в Сафарово.
К гостям из большого дома с железной крышей вышла старушка, которую Петр сразу узнал по ее доброй улыбке. Встреча оказалась теплой и радостной. Долго они сидели за столом, пили чай из самовара, вспоминали военные годы, и у обоих по щекам текли слезы. Вернувшаяся с работы дочь хозяйки, увидев эту картину, очень удивилась. Не знала, что и думать: то ли горе в семье, то ли радость. Отлегло от сердца, когда мать сказала, в чем дело.
Сейчас Петру Николаевичу, который и рассказал мне эту историю в 2004 году, и его братишке самим за 70, а тети Фатимы уже нет, но добрая память о ней живет в их сердцах.