19.06.2018
Сотни чишминцев работают вахтовым методом на Севере

Розалия ВАЛЕЕВА

По данным официальной статистики, в Башкортостане вахтовым методом работают около 148 тысяч человек. С 2011 по 2016 год в целом по России численность вахтовиков выросла на 700 тысяч – сейчас составляет около 2 млн человек. По Башкортостану эта цифра выросла за пять лет со 113 тысяч до 148 тысяч человек. Динамика значительная: предполагается, что есть еще огромная армия неучтенных вахтовиков.

Согласно данным Росстата, в Башкортостане доля вахтовиков от числа лиц, занятых в экономике, составляет около восьми процентов. По сравнению с другими регионамицц мы находимся в середине этого рейтинга. Выше показатели у Московской области – там выезжают в столицу

18 процентов, и Республика Адыгея – 17%. Менее одного процента – Москва, среди регионов Поволжья – Татарстан и Самарская область. Можно сделать вывод, что регионы, откуда не выезжают, – благополучные. Там есть где работать и где заработать.

Причем по результатам соц-опроса, проведенного Институтом стратегических исследований РБ в 2015 г., основная масса вахтовиков – это жители сельской местности и малых городов, т. е. именно здесь люди не востребованы, у них нет возможности реализовать свой потенциал. Так, если среди уфимских респондентов доля вахтовиков составила 4,5 процента, в других городах – более 11 процентов, то в сельской местности – 65 процентов.

Около 80% вахтовиков – это мужчины. Женщины также надолго покидают свои родные дома в целях заработка. Согласно социологическим данным, в зависимости от того, какой у них брачный статус, они предпринимают разные стратегии экономического и миграционного поведения. Так, среди мужчин-вахтовиков основная масса – это семейные мужчины, которые представляют возраст до 54 лет. Среди женщин, наоборот, большую часть составляют те, кто не состоит в браке, в основном молодые. Женщины стремятся больше работать вахтовым методом в пределах республики, мужчины – выезжать в другие регионы.

Среди тех, кто зарабатывает на севере, – много чишминцев. Один из них – Азат Мусин, 42 года. В прошлом – спасатель, работал пожарным. После выхода на пенсию уехал на работу в Якутию. Сейчас трудится близ поселка Пеледуй Ленского района Республики Саха.

– Я работаю машинистом автогидроподъемника и автовышки, два месяца дома, два месяца на стройке, – рассказывает Азат. – Сейчас строим установку по подготовке нефти и газа. В месяц зарабатываю от 80 тысяч рублей, зарплата зависит от разряда, стажа.

– Какие условия?

– Живем в бытовках, по шесть-восемь человек. Есть две бани. Условия терпимые, выдержать можно. Погода иногда испытывает на прочность – бывает, температура опускается до минус 50 градусов. На работу летаем самолетом, от аэропорта забирает спецтранспорт. Проезд оплачивает работодатель. В целом, мне нравится. Жаль, что таких зарплат нет на родине. Деньги нужны: ипотеки, кредиты, детей растить нужно. В основном мои коллеги по вахте уезжают на Север от безысходности.

– Главные причины этого явления: люди не могут реализовать свой трудовой потенциал и получать тот уровень зарплат, который бы им позволил содержать себя, семьи там, где проживают. Это «выталкивает» людей за пределы республики на временные заработки, – комментирует ситуацию, сложившуюся в сфере вахтовой миграции, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра изучения человеческого потенциала Института стратегических исследований Республики Башкортостан Гульдар Хилажева. – Социальная проблема в том, что вахтовики – невидимая для государства социальная категория: они сами решают свои социальные проблемы, материальные вопросы. Объектом социальной политики они не являются.

У вахтовой миграции, как у любого социального явления, есть и положительные, и отрицательные стороны. Плюсы в том, что она помогает людям решать экономические проблемы семьи. В селах и малых городах вахтовая миграция – один из эффективных инструментов решения вопросов занятости, повышения уровня жизни. Но если это становится единственной формой приложения труда и у людей нет других альтернатив – то это говорит о серьезных проблемах в экономике, на рынке туда, о том, что государство не в состоянии предложить людям другие формы занятости. У человека должен быть выбор – может ли он реализовать свой потенциал там, где он проживает, или выехать. В Башкортостане вахтовая миграция чаще всего имеет вынужденный характер – не от хорошей жизни люди надолго покидают свои семьи.

Среди негативных сторон вахтовой миграции можно отметить то, что она серьезно бьет по состоянию здоровья ее участников, ведь это в основном – тяжелый физический труд, и не всегда там, где они работают, придерживаются норм охраны труда и здоровья. Другая проблема, на первый взгляд, невидимая – это то, в каких условиях оказываются семьи вахтовиков, когда кто-либо из супругов, родителей длительно отсутствует. Как переживает это испытание семья. Речь идет не только об отношениях между супругами, но и о детско-родительских отношениях. Ведь одна из важных функций семьи – это воспитание детей.

Другая проблема – защита юридических, трудовых прав вахтовых мигрантов, находятся ли их отношения с работодателем в правовом поле. Если у вахтовика не оформлены отношения с работодателем, то он попадает в очень сложные ситуации в плане условий труда, его оплаты, проживания, а также социальных гарантий.

Чишминец Эльвир Шафиков сейчас находится в поисках работы, за которую платили бы белую зарплату, перечисляли все положенные взносы во внебюджетные фонды, оформляли полярные надбавки.

– Последние восемь месяцев работал сварщиком в Когалыме, делал капитальный ремонт нефтебазы, – рассказывает Эльвир. – Зарплату платили, причем вовремя, день в день, но никаких отчислений не было. Мне 41 год, пенсия не за горами, теперь важно, чтобы все было оформлено как полагается.

Зарплата около 2–2,5 тысячи рублей за смену, за вахту выходит около 70 тысяч. И тех можно не дождаться, если невнимательно читать трудовой договор: по словам Эльвира, со многими, кто впервые едет на работу на Север, заключаются срочные трудовые договора.

– И через суд ничего доказать нельзя – в документе указывается сумма в символические 15 тысяч рублей, и все, остальное «в уме», – вздыхает Эльвир. – Работа на Севере почти везде тяжелая. Не только физически, но и морально: люди, работающие бок о бок месяцами, устают друг от друга. Питание должно быть хорошим – иначе на морозе долго не протянешь.

По его словам, работу можно найти и в Башкортостане, но зарплата будет значительно ниже. Кроме того, нужны дорогостоящие сертификаты, которые периодически необходимо продлять. У Эльвира – трое детей, младшей из них пять лет. Сам он ветеран чеченской войны. Пока живут на съемной квартире, строят дом в Илькашево.

– 2017 год был несколько напряженным для нашей семьи, все деньги уходили на погашение кредитов, которые я брал на строительство, – говорит Эльвир. – Надеюсь, что в скором времени все наладится и мы обретем крышу над головой.